Константин ЕРМОЛИН 0 102

Народный артист России Георгий Обухов: «Важно всегда оставаться человеком»

Больше полувека назад, 15 января 1961 года, на Алтай прибыл молодой 22-летний ростовский артист Георгий Обухов. Зима была мягкая и...

Сегодня народный артист России Георгий Обухов любим зрителями и уважаем коллегами. В предверии своего 75-летия он рассказал, за что полюбил Алтай и чем жил, живет театр.

Театр больших достижений

– Георгий Тихонович, как становятся актерами?

– У каждого свой путь. У меня это послевоенный Ростов-на-Дону, тяжелые годы, мать с двумя детьми, рано умерший, вернувшийся с фронта, отец. И в это время прийти в театр и увидеть другую жизнь – заразился этим и захотел сам стать актером.

– Почему вас потянуло в Сибирь из теплых краев?

– Я работал в двух театрах в своем родном Ростове. Своеобразный город России, имевший в 50-е годы сразу два драматический театра и театр музыкальной комедии. Тогда в Ростов приехал целый курс актеров Гиттиса, с которым я проработал два сезона.

Но мне хотелось поехать туда, где сам смогу играть и Гамлета, и Чацкого – оставшись в Ростове, я бы долго был на подхвате у старших товарищей.

Написал письма в разные города – первая телеграмма «Приезжайте, мы вас берем» пришла из межобластного драматического театра Узбекистана. Поработал там, а потом меня позвал на Алтай мой давний ростовский знакомый Владимир Пронин, окончивший школу-студию МХАТ вместе с Владимиром Высоцким.

Он был во многом моим учителем, показал мне, что такое профессия актера, приучил меня смотреть все репетиции и спектакли – хоть по 10 раз.

Театр в Барнауле был серьезный, хороший, с правильными намерениями. Сложился очень работоспособный и заинтересованный коллектив. И что знаменательно – все актеры тогда были творческими людьми, и не было людей случайных и ненужных в театре. Они все или выстрадали театр, или шли к нему.

Люди как-то знали свое место, это сейчас все равные и все великие. Время засоряло, бросало театр, но почему-то именно в Алтайском театре драмы до сих пор возникают спектакли, которые не стыдно показать на любой сценической площадке мира. Театр за последние годы отмечен двумя «Золотыми масками». И это объективно.

Конечно, средний уровень того же новосибирского «Красного факела», может быть, выше. Или московские театры – есть класс, есть уровень.

Как говорит мой персонаж, профессор Преображенский: «Я студент Московского университета, а не Шариков». А мы в этом не «Красный факел», но у нас могут быть спектакли лучше в разы, чем в нем.

Проверка на современность

– А есть ли что-то, что можно привнести в новый театр из советского опыта?

– Мы росли на хорошей мировой литературе. У меня до сих пор хобби – читать книги. Так вот настоящая литература, хорошая постановка – она всегда про людей.

Про человека – в любых проявлениях и любых формах. И здесь тот уровень психологизма, разбора, желания актеров понять, сделать, найти, определить на Алтае раньше был даже выше, чем в Ростове.

Здесь была огромная пытливость и разбор. Много говорили, спорили, думали. И сейчас надо не забывать, что спектакль любой формы, с самым необычайным языком, должен быть современным – это мы сегодняшние думаем и говорим.

Это стремление раскрывать вечные темы – любовь и предательство, дружба, верность, жестокость, милосердие, вера и безверие – присущее советскому театру, должно быть и сейчас.

Меняется язык, но основа остается. И надо проверять темы на современность.

– Кстати, как вам новая постановка «Трех сестер» в театре, вы же когда-то играли учителя в первой постановке?

– Да, это надо иметь волю и характер, перенести действие в советские 60-е годы. И режиссер этого добился. И заставить задуматься, а как бы эти люди повели себя, попав в наше время – режиссеру тоже удалось.

Но, с чем я категорически не согласен, – нельзя свою обиду, свои раны делать ранами, болью страны и всех людей – мол, нет ничего хорошего. Ведь всегда были порядочные люди, всегда было и будет добро, также как подлость, предательство, ханжество, обман, коррупция.

Все было и будет во все времена. Но выйти в конце и сказать, что ничего нет, не будет никогда, что все бесполезно – это неправильно.

Да, рано, да, для героев пьесы время еще не пришло, но веру они не потеряли. Ведь если нет веры – тогда надо всем уходить, не надо жить, взорвите эту планету, если ничего больше хорошего не будет.

Люди верят во что-то, и они останутся людьми при любых условиях – даже в концлагере в самое страшное время. И здесь не надо показывать, что люди уже пропали, что они спились, что их уже нет. Нет, они попали в такую жизнь, но они знают – жизнь будет, все равно что-то будет.

Почему нам нужны высоцкие и шукшины – да потому, что они своей работой и жизнью доказали, что всегда можно оставаться человеком, в любых условиях. И им было в сто раз труднее, наши препятствия никак не сравнятся с теми. Люди головой рисковали, чтоб сказать правду, чтобы поднять веру в людях.

А чем вы рискуете, чтобы так говорить, что ничего не было и не будет?

– За что вы любите современных людей?

– Среда меняется, возможности, но достойные остаются. Есть слова очень важные для наших людей – жертвенность, сострадание. У меня есть надежда на молодежь, мне кажется, что что-то зарождается в ней.

Одно время было большое разочарование, но сейчас видно, что они на уровне своего круга хотят сохраниться – выжить, не материально, а выжить и выстоять духовно. Они сегодня больше читают, интересуются, думают. Это вселяет надежду.

Цветы разные, клумба одна

– Как вы относитесь к проект- ному театру?

– Не мной и не сегодня было сказано – спектакли должны быть разные и хорошие. Как цветы в клумбе – разные и прекрасные. Пусть будет больше театров, больше форм, проектов. И им надо помогать.

– На днях Алтайская государственная академия культуры и искусств исключена из списка вузов с признаками неэффективности. Одним из ее защитников были вы. Почему?

– Академия – мой дом. И это как раз тот вуз, который необходимо сохранять в Алтайском крае. Нет сомнений, что на Алтае должны быть отделения, обучающие актеров и режиссеров, отделения танца и хореографии, отделения музыки.

Об этом мало говорят, но высшее образование нужно молодежи, должна быть возможность его получить. Мальчишки и девчонки из подворотен пока учатся, могут найти себя, повзрослеть.

А если их сразу выбросить в жизнь – многие потеряются. Лучше бы они в любом институте книжки пять лет читали.

– Полвека на сцене – это много или мало?

– Что-то должно совпасть. Мне как-то все приглянулось в Барнауле, душа совпала с краем, полюбил зиму и снег. Полюбились люди, воздух. Подкупили честность этого театра со сцены – здесь всегда поднимались разные темы. И попав на Алтай, попав в драматический театр, никогда не пожалел о том, что остался здесь.

Досье

Георгий Обухов родился 24 октября 1938 года в городе Ростов-на-Дону. Окончил актерское отделение театральной студии при Ростовском театре кукол и режиссерский факультет Алтайского государственного института искусств и культуры.

Творческую деятельность начал в 1959 году на сцене Ростовского театра кукол. В 1961 году вступил в труппу Алтайского краевого театра драмы. Признанный мастер сцены, создавший ярчайшую палитру драматических образов.

В 1988 году за высокие сценические достижения Георгию Тихоновичу Обухову было присвоено почетное звание «Заслуженный артист РСФСР», в 2000 году удостоен звания «Народный артист Российской Федерации».

Награжден премией жюри первого фестиваля «Сибирский транзит» в номинации «Лучшая мужская роль» за образ Джонатана Джеремия Пичема в спектакле «Трехгрошовая опера». В 2007 году удостоен медали «За заслуги перед обществом» Алтайского края.

Смотрите также:


Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий
Газета

Актуальные вопросы

  1. Когда и как празднуются Медовый, Яблочный и Ореховый Спасы?
  2. Как выбрать арбуз и дыню?
  3. Сколько дней будем отдыхать на праздники в 2019 году?
  4. День города Барнаула больше не будут отмечать на пл. Сахарова?
  5. Как выбрать качественный мед?
Самое интересное в регионах

В чем вы храните свои сбережения?