Елена НИКОЛАЕВА 0 273

Запрет на вульгарность. Режиссер Олег Пермяков о провинциальных театрах и рвении в Москву

Мы встретились с Олегом Пермяковым, театральным режиссёром, заслуженным деятелем искусств России, доцентом кафедры режиссуры и актёрского мастерства АлтГАКИ, в концертном зале академии накануне открытия нового театрального...

– В советские времена в этом зале, тогда Дома политпросвещения, перед открытием сезона собирались артисты всех барнаульских театров, – вспоминает Олег Рэмович. – Перед нами читали обязательную политинформацию, а мы радостными визгами встречали друг друга, вызывая недовольные замечания просвещающего творческую интеллигенцию о том, что такое Амэрика, Вьетнам и Корея, лектора. Слава Тебе, Господи, что мы с вами живём в совершенно другое время, в чудесную пору построения капитализма или ещё какого-то «изма» – это неважно. Важно, что в этом обновлённом зале (видите, какой он торжественный, нарядный, праздничный), который откроет свой очередной концертно-театральный сезон 17 октября, возникает желание радоваться, говорить о прекрасном. Здесь мы и начинаем свой первый сезон.

На суд зрителя

– Кто это – «мы»?

– Пятый курс режиссёрско-актёрского факультета академии культуры и искусства, на котором учатся 11 студентов и который я веду, в новом сезоне будет пробовать свои силы на этой сцене! Что будет после того, как ребята получат диплом, мы не загадываем. Возможно, уйдут – ну что ж, должны уходить. Или… кто его знает. Но в этом сезоне у нас будет театр-студия!

– С чем же вы выходите к зрителям?

– Сезон откроем 3 октября спектаклем «Цианистый калий с молоком или без» по пьесе испанца Хосе Хуана Алонсо Мильяна. Пьеса абсурда, смешная и нелепая, окрашенная чёрным юмором, о людях, которые живут в маленьком городе по своим придуманным законам. Ну, например, чтобы получить наследство, нужно обязательно отравить – ну, а что в этом такого страшного?.. Эта пьеса подходит для очень открытой сценической площадки этого зала, лишённой кулисной части, порталов, с такой выдвинутой авансценой. Но я подумал: вот и хорошо! Всё, что касается площадного существования выбранной пьесы, здесь имеет право быть.

Вторая работа – это сказка «Конёк-Горбунок» Ершова, в которой есть и социальный срез, и волшебно-загадочный срез, и народность, и язык потрясающий. Работая над этим произведением, мы нашли то, что делает его современным. Отказались от лубковости, нашли пластические выразительные решения. Кстати, мы уже играли этот спектакль: в селе Ново-Перуново и в барнаульской художественной галерее Sol’.

Третий спектакль «Со мной в главной роли» рождался очень любопытным образом. Студенты изъявили желание создать пластический спектакль. Кстати, сегодня пластика доминирует в европейском театральном пространстве: языком жестов, тела, посредством этюдов создаются спектакли без текстов и имеют хороший резонанс. Ребята насобирали разных сюжетов, а спектакль попросили поставить Ольгу Николаевну Вернигора, режиссёра по пластике.

– Это эксперимент?

– Вероятно, да. Хотя в краевом Драмтеатре был пластический спектакль «Генералы песчаных карьеров». Молодой зритель хорошо принимал его, ведь пластика очень зрелищна. И на премьере спектакля «Со мной в главной роли», которая проходила в филармонии, меня восхитила реакция зрителей: зал взрывался от смеха, замирал, аплодировал. А когда зритель реагирует? Когда он понимает, что это про него. Но тогда, на первых показах, в зале была публика, так сказать, приобщённая к театру – студенты академии, колледжа культуры, студенты барнаульских вузов. А вот сейчас для нас наступит испытание: на 333 местах этого зала могут оказаться люди, у которых нет театрального образования, но это публика, которая и ставит самую объективную оценку.

В Москву! В Москву?

– Откуда такое название – «Со мной в главной роли»?

– Ребята искали название долго. Инициатор этого варианта – Ольга Вернигора. И мне показалось это любопытным. Если жизнь проходит рядом – это печально. Если ты хочешь быть в этом течении жизни – нужно, чтобы она проходила с тобой в главной роли! Мы все хотим быть первыми. И это – правильно!

Кстати, этот спектакль вызвал резонанс на театральном фестивале «Шаг», где волею судеб ваш покорный слуга являлся председателем жюри. Студенты ГИТИСа, посмотрев наш спектакль, говорили, что это надо показывать в Москве.

И ещё одна пьеса в репертуаре театра-студии – первый вариант «Вассы Железновой». К той известной «Вассе Железновой», которую Глеб Панфилов сделал фильмом, она никакого отношения не имеет. Там есть те же имена, но это – совершенно другая пьеса.

– Чем различается культурное пространство провинции и столицы? Почему все рвутся на столичные сцены?

– Cтолица – это всегда точка сосредоточивания всего, что есть наилучшего, сильного. Несомненно, московские театры собирают самые яркие таланты. Но там есть и среднее, и просто плохое. А когда мы говорим о провинции… В маленьком городе Минусинске много лет работает Алексей Песегов. Он создал невероятно интересный театр, который знает вся Европа. В театральном пространстве мира такие явления встречаются нередко. Милан далеко не столица, но там есть театр, который создали Джорджо Стрелер и Паоло Грасси, – «Пикколо театро ди Милано». И этот театр знает весь земной шар. Или в литовском городке Паневежис Йозас Милтинис создал театр, который известен на весь мир.

– О чём-то подобном вы мечтаете?

– Я, наверное, уже не в том возрасте, чтобы о чём-то таком мечтать. Я просто знаю, что где угодно в театральном пространстве может возникнуть ЧУДО. Я сейчас скажу глупость, но вы её правильно поймите: в театральном пространстве мечтать – вредно. Нужно много работать. На это способно очень малое количество людей: выдержать ритм репетиций, выдержать дисциплину... Мечты могут привести к фантазиям, из-за которых потеряешь ощущение реальности.

Публика не дура

– Что, если зрители, которые придут на ваши спектакли, вынесут неудовлетворительную оценку работе театра-студии?

– Значит, мы проиграли. Часто слышу от тех, кто не оказывается победителем: «Публика – дура». Не-е-ет! Нет. Нет… Публика может оказаться не достатчно подготовленной, чтобы «прочитать» твоё великое творение. Но только в том случае, если ты – великий художник и опередил время, опередил зрительское умение «считывать». Как, например, Андрей Тарковский. В большинстве же случаев зритель, который пришёл на спектакль, желает получить информацию, которая ему понятна. Конечно, есть разные уровни восприятия, но по части демократичности любой спектакль должен быть безупречен. Можно говорить о сложных философских проблемах, но всё это должно быть понятно. Великий грузинский режиссёр Роберт Стуруа в своих размышлениях о театре вывел очень хорошую формулу: «Спектакль должен быть понятен и моей бабушке, и великому учёному».

– Олег Рэмович, вы как режиссёр склонны к поиску, так сказать, незатёртых пьес незатёртых авторов. Наверное, и своим студентам даёте много свободы, чтобы не закисали?

– Мы воспитаны временем, в котором было, безусловно, много прекрасного, но в котором всё было регламентировано. Поэтому сегодня формула «я тебе запрещаю» для меня не существует. Ничего запрещать нельзя! Другое дело, когда мы видим перебор в нравственном, этическом, эстетическом. Например, выходит голый человек на сцену, а я хочу спросить: для чего? Для того, чтобы мои эротические чувства возбудить? Для этого есть стриптиз-клуб или публичная баня. Человек – удивительное существо, которое тянется ко всему запретному. Веками существуют 10 заповедей о том, что нельзя, но нас это не смущает. Порой умираем, так и не осознав, что лучше бы по этим заповедям было прожить.

Вот сегодня идёт полемика о возможности употребления мата на сцене. Говорят, чтобы приблизить к жизни. На мой взгляд, чушь собачья! Не всякое проявление жизненное нужно использовать в искусстве. Искусство для того и было создано человечеством, чтобы только к звёздам направлять наши глаза, будить истинно прекрасные движения души, а не желание пустить слюну, увидев обнажённую плоть. Так что запрет один – вульгарность, пошлость, глупость, идиотизм, который возводится в ранг искусства.

 


Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий
Газета

Актуальные вопросы

  1. Где узнать, за какой школой закреплен конкретный адрес в Барнауле?
  2. Какие документы нужны для записи ребенка в первый класс?
  3. Где в Алтайском крае можно будет искупаться в крещенской купели?
  4. Какие именно виды шума закреплены в новом законе о тишине в Алтайском крае?
  5. Какие новые меры соцподдержки семей появятся в Алтайском крае в 2018 году?
Самое интересное в регионах

Какой памятник должен стоять на пл. Октября в Барнауле?