aif.ru counter
Елена Чехова 0 214

Шерстяные картины. Художница изобрела технику войлока, имитирующую мозаику

Евгения Печёнкина из Алтайского края говорит, что не видела работ, выполненных в похожей технике.

Евгения Печёнкина и ее работы.
Евгения Печёнкина и ее работы. © / Елена Чехова / АиФ

На открывшейся в художественном музее выставке изделий из войлока сразу же обращаешь внимание на необычные картины. В замысловатой мозаичной технике, словно бы написанные короткими мазками маслом. Ан нет – войлок!

Автор этих работ – педагог дополнительного образования Евгения Печёнкина. Она рассказала корреспонденту АиФ-Алтай о своем творчестве и о главном жизненном принципе: чем больше отдаешь, тем больше получаешь взамен.

Одна из работ Евгении. Фото: АиФ/ Елена Чехова

Беспредельное творчество

Елена Чехова, АиФ-Алтай: Евгения, почему человек приходит в творчество?

Евгения Печёнкина: Потому что не может не прийти! Вот знаете, когда начинается работа над коллекцией – это всё! Это, как ребёнок, которого пока не родишь – не успокоишься. И бессонные ночи. И постоянные мысли только об одном: подбор ткани или цвета, или рисунка, или фактуры. Бесконечный поиск нюансов, которые должны выстроиться в единое целое.

Я с детства рисовала. Маслом и акварелью. Как самоучка. Потом пошла учиться шить, потому что из меня «пёрли» модные идеи. Меня постоянно то туда, то сюда кидает. Занималась и глиной, и моделированием одежды, и войлоком, и авторской куклой… На сибирском фестивале со своей куклой Принцесса Укока завоевала второе место. По-прежнему для себя рисую. Теперь у меня увлечение – камни. С геологами езжу по Алтайскому краю, добываю интересные минералы, оплетаю их проволокой под античную медь. А вообще со своими ребятишками из Центра творчества детей и юношества Ленинского района мы уже 6 лет ездим в геологические экспедиции. Например, на Саввушки выезжаем.

– Обычно люди выбирают какое-то одно занятие и двигаются к совершенству. Зачем вам так много разных занятий?

– Мне всё интересно. И я всегда всё, что Бог даёт мне, раздаю другим – учу, рассказываю. А потом столько ко мне приходит нового и интересного! Порой думаю: «Ну, всё умею. Наверное, теперь заскучаю». А потом раз – и что-то удивительное приходит! Чем больше отдаёшь, тем больше получаешь взамен. Эту формулу для себя я уже давно вывела.

Мне знакомый психолог говорит: «То, что даётся на 30 лет, ты расходуешь за 10». Но это мой темп! А «подпитывает» меня сильно природа. Вот привезла картины на выставку, а потом прошлась по мосту через Барнаулку, на Обь вышла. Насмотрелась на этот иней, деревья пушистые. Так я, вернувшись домой, за час сделала дневную норму по яйцам из папье-маше, из которых дети на новогоднем празднике должны выскакивать.

Заяц с дурнинкой

– Картины, ювелирка, керамика – вполне понятно. А как куклами-то увлеклись?

– Это было в девяностые. Тогда всем надо было как-то выживать. Мне пошли заказы на ростовые куклы. Тут уж хочешь-не хочешь, а берёшь себя в оборот, заставляешь и – умеешь. Кукол заказывали, в основном, люди, которые проводили праздники. Заказывали так: герой, допустим, тигр, а что из него сделать, думай сама. Вот в год Кролика у меня был Заяц со снимающейся щетиной и в такой майке-«алкашке». Какой-то с дурнинкой значительной зверь получился. Вообще когда я делаю такие куклы, у меня сразу как бы складываются история про них. Это от того, что, когда работала в центре помощи семье и детям Ленинского района, то мы проводили уличные праздники. То есть у меня опыт и сценарии писать, и музыку подбирать. Я и визажистом была, и хореографом. Мы там на все руки от скуки были. Интересно было, хотя тогда особо и не платили. Просто когда коллектив хороший, тогда и душа радуется. И творчество процветает. Творчество вообще от того, что ему радуются.

– Дети тех лет – это жёсткие судьбы?

– Тогда всякое было. Мы, бывало, на обед с собой банки с зимними заготовками принесём да суп какой-нибудь из кубиков наварим. А дети – с голодными глазами. За один стол всех собираем... Но и в лихие 90-е мы тех, кто хорошо занимался в кружках, в туристические поездки возили. Соцзащита ребятишкам оплачивала путёвки. Я возила всегда на Телецкое. По пол-лета там жили. Это тоже – песня! Мастер-классы проводили прямо в лесу. Ребята камни разрисуют и бегут на местный базар, хвастаются местным: «А у нас-то лучше, чем у вас!».

– Кто-нибудь из них заразился творчеством на всю жизнь?

– Ой, знаете как… Вообще-то редко кому удалось вырваться из того круга, в котором они жили. Но мы довольны тем, что смогли им подарить немного света в их детстве.

Дети видят больше

– А как к войлоку пришли?

– Да как-то со взрослыми инвалидами (теми, кто до 35 лет) занималась. Думала: что им доступно? Решила попробовать мокрое валяние. Они катали бусины. Кто на столе, кто на руке, кто на маминой ладони. Потом на деньги, полученные по гранту, купили шерсть. Она разноцветная, как палитра. А тут у одного моего одноклассника день рождения случился. Думаю, чем же удивить мужчину, у которого всё есть? Картину маслом писать – долго. А не попробовать ли картину из шерсти?! Такие картины нужно делать по образцу – картинке или фотографии. Например, картину «Телецкое озеро» делала с фотографии самого любимого своего места. Там такая мощь! Чувствуется, что это – место Силы…

Но когда я связалась с войлоком… Там же не дай Бог дыхнуть или чихнуть на творение – всё разлетается. Ворсинка ляжет не так – совсем ничего не смотрится. Очень сложно. И уже не бросишь, жалко. Ведь слой за слоем делаешь. Первая картина как раз вот эта «Аллея». Я над ней много экспериментировала. В Интернете подобной техники не видела. И потому мне кажется, что это моё изобретение: я режу войлок, добиваясь имитации мазка.

– Дети помогают творить из войлока?

– Помогают: одни ножницами стригут, другие пинцетом шерсть продёргивают. Есть дети настолько талантливые! У меня сейчас есть одна девочка. Она учится во втором классе. Но мне кажется, что она с опережением в развитии. Настолько всё быстро схватывает! А может мы с ней на одной волне: я ей говорю – она понимает.

А вообще дети видят больше, чем взрослые. Мне, человеку взрослому, надо, чтобы носик был носиком, а крыша – крышей. Дети же сразу в комке шерсти видят и носик, и крышу. Они вот так положили, вот так налепили – красота! И домик готов, и курносая девочка, которая в нём живёт.

Досье

Евгения Печёнкина.

Родилась, училась, работает и живёт в Барнауле. После школы поступила в ПТУ№23 на портниху. Работала в Доме моды. В годы перестройки получила экономическое образование. Работала бухгалтером, а затем 20 лет педагогом в системе соцзащиты. Сейчас работает педагогом дополнительного образования в МБУДО «Центр развития творчества детей и юношества Ленинского района».


Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий
Газета

Актуальные вопросы

  1. Что известно о новых лицах в правительстве Алтайского края?
  2. Когда в Алтайском крае примут закон о доплате «детям войны»?
  3. Как продвигается уборка зерновых в крае?
  4. Из чего сделан новый мост через Пивоварку?
  5. В Барнауле пересмотрят размеры территорий, выделенных под медкластер?
Самое интересное в регионах

В чем вы храните свои сбережения?