Рейтинг вопроса
0
+ -

Ирбисов охраняют потомственные охотники Республики Алтай?

0 14
Категория:  Архив Вопрос-ответ из газеты: Еженедельник "Аргументы и Факты" № 6 07/02/2018
Ответ редакции

Ни для кого не секрет, что браконьеры, охотящиеся на снежных барсов и алтайских горных баранов, трудноуловимы.

Эти «краснокнижные» животные обитают высоко в горах, заезжие охотники нанимают для своих «сафари» местных проводников, с «закрытыми глазами» ориентирующихся на местности и знающих звериные тропы вдоль и поперёк. Инспекторам природоохраны во время рейдов, как правило, остаётся лишь фиксировать следы браконьерской охоты…

Некоторое время назад сотрудники Сайлюгемского национального парка Республики Алтай и эксперты Алтае-Саянского отделения Всемирного фонда дикой природы решили предложить местным жителям альтернативу незаконному промыслу, «перевербуя» их в защитники редких животных.

В первую очередь внимание обратили на жителей труднодоступных сёл Джазатор и Аргут. Во-первых, оба они расположены в долине р. Аргут, где обитает одна из ключевых группировок ирбиса в России. Во-вторых, основным родом занятий коренного населения были и есть разведение скота и охота.

И вот в прошлом году семеро потомственных скотоводов и охотников перешли «на сторону добра». Как рассказала Татьяна ИВАНИЦКАЯ, пресс-секретарь Алтае-Саянского отделения WWF, каждый участник программы получает полевую одежду, проходит обучение основам работы с фотоловушками и сбора данных. За охотником закреплён определённый участок, где он устанавливает камеры, контролирует территорию, снимая петли (их ставят на кабаргу и волка, но в них попадают и ирбисы, – ред.) и капканы, сообщая о встреченных природоохранных нарушениях. К концу года, если барсы на вверенном охотнику участке живы и здоровы и фиксируются камерами, то он получает вознаграждение в 20-30 тысяч рублей (примерный эквивалент заработку от продажи шкуры) и компенсацию расходов на полевые работы (спасибо компании – партнёру программы).

– Не все у нас получилось сразу: кто-то из местных жителей отказывался работать, кто-то соглашался и бросал это занятие. Люди не сразу шли на контакт, не всегда понимали смысл работы, но со временем ситуация изменилась, – говорит Денис МАЛИКОВ, заместитель директор Сайлюгемского нацпарка, координатор программы. – Конечно, для устойчивого результата должно пройти много времени, но мы уже видим, как меняется отношение охотников к ирбису: охотничий азарт от поимки зверя заменяется азартом от получения редких кадров. Населению Аргута и Джазатора известно о том, что ирбиса теперь охраняют сами сельчане. 

Задай свой вопрос

Кому:
Оставить комментарий
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий



Смотрите также
Опрос
В чем вы храните свои сбережения?