aif.ru counter
Ольга НАУМКИНА 0 103

Их предназначение – спасать жизни

Истории о женщинах, которые связали свою жизнь с Кардиоцентром

Виктор Крутов / АиФ

«Во время работы вся наша энергия сосредоточена на пациенте и на задаче его спасти, поэтому кроме глаз медсестры над повязкой и показаний приборов мы ничего не видим. А взаимодействие уже происходит на уровне жеста, мысли. Можно сказать, что за годы мы сработались так, что чувствуем друг друга на уровне души. Любую задачу решаем, как единая команда, не оглядываясь на то, мужчина это или женщина. Главное – это профессионализм и любовь к своему делу.

Фото: АиФ/ Виктор Крутов

Но, в преддверии весны, всегда происходит какой-то импульс, ярче свет в женских глазах, и мы видим, сколько красоты они приносят в наши будни. Сколько труднейших задач в работе организации они решают и при этом остаются неизменно прекрасными. Хочется, чтобы о работе наших добрых ангелов в белых халатах знали чуть больше» – говорит главный врач КГБУЗ «Алтайский краевой кардиологический диспансер» Андрей Косоухов.

Мастер коммуникаций

В Кардиоцентр обращаются пациенты не только из Барнаула, но из всех 59 районов края. И первыми их встречают сотрудники регистратуры. От их внимания, умения общаться зависит многое – ведь каждый приходит со своей проблемой. Важно человека услышать, успокоить и направить к нужному специалисту.

Когда ты находишься в помещении регистратуры как сторонний наблюдатель, то у тебя складывается впечатление, что всё работает, как часы. Люди проходят в гардероб, получают бахилы, кто-то проходит к справочному окну, другие получают талоны к специалистам. Спокойно, размеренно, тихо, можно без проблем поговорить с собеседником – гул голосов не заглушит вашей беседы. Но, если задуматься, то можно понять, что за кадром остаётся огромная незаметная системная работа. Об этом мы поговорили со старшей медицинской сестрой диспансерного отделения регистратуры Еленой Лампатовой.

Фото: АиФ/ Виктор Крутов

– Как вам удалось отладить такую сложную работу, ведь обычно регистратура – это очереди, все на нервах…

– Просто вы не видите основной части нашего коллектива, который выполняет большой массив задач. На нижнем этаже у нас расположены картотека и колл-центр, который принимает звонки от жителей всего края. Здесь, в регистратуре, постоянно работают три человека и обязательно администратор, который каждому клиенту объяснит, куда ему необходимо пройти, как найти нужного специалиста. Коллектив регистратуры – это 20 человек, поэтому мы справляемся с нагрузкой. Кроме того, мы постоянно учимся, совершенствуем свои навыки в общении, а также в том, как управлять стрессом и сильными эмоциями. А недавно я вернулась из Томска, была на тренинге «Жалоба как подарок». Ведь что человеку нужно, когда он возмущается? Нужно, чтобы его приняли всерьёз, выслушали, поняли и постарались помочь.

– Это, наверное, непросто, ведь поток людей очень большой?

– Знаете, в моей семье воспитывалось большое уважение к старшему поколению. Это осталось в моём характере навсегда. И сейчас, когда какая-то бабушка возмущается, я могу её успокоить словами и даже, при необходимости, обнять. Конфликты, как правило, мы разрешаем на месте. Всегда можно найти оптимальное решение.

– Вы из семьи медиков, поэтому выбрали такую профессию?

– Нет, я из семьи военного, отец лётчик, майор в отставке. Но стать медсестрой я решила ещё в детстве. Мама болела, и я с седьмого класса уже умела ставить уколы, даже внутривенно. Наверное, тогда и созрело это решение – вырасти, получить образование и научиться лечить людей. Кстати, моя младшая сестра тоже связала свою жизнь с медициной.

– А дети пошли по вашим стопам?

– Нет, сын и дочь выбрали другие сферы деятельности. Они видели, что мама много работает, её часто нет дома, они решили построить свою жизнь иначе. А я ни дня не пожалела о своём выборе. Удивительно, но я уже 30 лет в профессии и могу сказать, что по-прежнему очень люблю свою работу.

Когда выбираешь служение

В реанимации не так много женщин-врачей. Считается, что это тяжёлый труд, с которым справиться может только мужчина. Сама природа его «заточила» преодолевать трудности, нести большой груз ответственности не только за себя, но и за других людей.

Но иногда вмешивается судьба, и в эту сложную профессию приходит хрупкая девушка. И она становится частью команды, которая должна работать как единый слаженный организм, чтобы возвращать больного к жизни. Анестезиолог-реаниматолог Таисия Залобасова всегда считала врачей особенными людьми. «С детства считала, что если выбрать эту специальность, то можно что-то дать людям, принести пользу», – говорит она.

Фото: АиФ/ Виктор Крутов

– Таисия Сергеевна, переоценить важность вашей работы невозможно, хотя она и очень трудная. А приносит ли она какие-то положительные эмоции, удовлетворение?

– Мы стоим, понимаете, на последнем рубеже. На каком-то этапе произошёл сбой, и человек оказался у нас. Люди в реанимацию попадают в тяжёлом физическом и эмоциональном состоянии и их довольно трудно компенсировать. Но, что мне нравится, ты очень быстро видишь ответ. Если ты помог, то эффект виден сразу, человек меняется на глазах. Пациент был «тяжёлый», почти уходил, но ты вместе с командой его стабилизировал, и это большой бонус. После дежурства приходит чувство удовлетворения – это главное.

– Ваш отец тоже был врачом, вы вслед за ним пошли в медицину?

– Мой отец – не единственный медик в семье, бабушка была врачом-педиатром. Глубже родовое древо трудно исследовать, информация теряется где-то в центральных областях России, откуда мои предки пришли сюда, в Сибирь. Мой отец был анестезиологом-реаниматологом и завотделением в районах края – сначала в Краснощёковском, потом в Шипуновском. Я видела, что он переживал за больных, но дома старался не делиться рабочими вопросами. В нём было, пожалуй, самое главное качество врача – ответственность за пациентов, за коллег и за любое дело, за которое он брался. Этому же он старался учить и меня.

– Что вам даёт силы в вашей работе?

– Меня поддерживает любящий и любимый муж. Он тоже из семьи врачей, поэтому к моей работе относится спокойно и с пониманием. Я могу после дежурства отдохнуть, восстановиться – это просто бесценно. Супруг помогает с ребёнком, у нас дочка, ей всего пять лет, и сейчас мы ждём малыша. Беременность окрыляет, по-особенному чувствуешь то, что происходит вокруг.

Мистика крови

На самом деле эксперты клинико-диагностической лаборатории Кардиоцентра в чудеса не верят. Но доверяют строгим научным показателям и работают круглосуточно в тесной связке с реанимационным отделением. Анализ крови действительно весьма информативен. Даже когда инфаркт протекает без клиники, его можно «вычислить» благодаря обнаружению биохимических маркеров повреждения миокарда. Всё, или почти всё, о тайнах крови знает заведующая клинико-диагностической лабораторией Людмила Морозова:

Фото: АиФ/ Виктор Крутов

– Один из критериев обнаружения инфаркта миокарда – это наличие в крови тропонина. Это белок, который выделяется при повреждении клеток сердечной мышцы. Есть инфаркты, которые протекают биохимически, без клиники, даже ЭКГ их пока не видит, а в лаборатории мы можем обнаружить данное нарушение в организме. Кроме того, по тропонину можно установить давность наступления инфаркта – от нескольких часов до нескольких дней. Это тоже ценная для кардиолога информация.

– В Кардиоцентр доставляют больных со всего края. Бывает, что в операционную их везут прямо на каталке скорой помощи. Как вы в таком скоростном режиме успеваете получить результаты анализов крови?

– Результат анализа готов за 15 минут, мы постоянно на связи с врачами-реаниматологами и можем оперативно передать данные даже в операционную. Хотите, мы и вам быстро общий анализ крови сделаем? Как может журналист отказаться от эксперимента! Конечно, согласна. Пока девушка-лаборант почти незаметным движением делает забор крови, Людмила Викторовна продолжает:

– Когда человека привозят по скорой, то забор крови производится обязательно. Необходима дифференциальная диагностика, потому что много сочетанных патологий, клиника может быть смазанной. Важно исключить острый панкреонекроз, повреждение поджелудочной железы, лейкоцетозы, сахарный диабет. Кроме того, анализы помогают вести контроль лечения: если в динамике тропонин снижается, значит идёт положительный процесс, больной восстанавливается.

– А было ли такое, что анализ вашей лаборатории выявил то, что сам человек даже не предполагал у себя обнаружить?

– Чтобы анализ повлиял на судьбу человека? Да, такое было. Молодая девушка попросила сделать анализ, потому что в последнее время она чувствует себя очень усталой. Мы сделали анализ, а там трёхростковое поражение: низкий гемоглобин, высоченные тромбоциты и лейкоциты – острый лейкоз. Это был чисто лабораторный диагноз. Сейчас этот человек проходит уже третий курс химиотерапии. Мы были бы рады ещё раньше предупредить её о надвигающейся беде, жаль, что она озаботилась своим состоянием не сразу. Тем временем уже готов анализ, на который ради эксперимента решилась интервьюер. «Вы не наш пациент, – сообщает завлабораторией. – Вы абсолютно здоровый человек. Побольше бы нам таких диагнозов ставить!».

– Людмила Викторовна, а почему вы выбрали профессию врача?

– Не знаю даже, почему, судьба, наверное… Я была юыла дотошной и отлично училась, всегда хотела знать больше, проникнуть глубже в тайны жизни. Кровь и биожидкость – вообще интересная среда. Метаболиты всех органов и систем идут в кровь и, глядя на анализ, не видя пациента, мы можем многое о нём рассказать, вплоть до цвета кожных покровов. Лаборатория Кардиоцентра просторная, оснащена современным оборудованием, которое выглядит, как элементы космического корабля. Здесь работают 36 человек, круглосуточно на посту дежурят две медсестры, два лаборанта и врач. «Обычно в лабораторию идут работать очень кропотливые люди, у нашей специальности женское лицо – не каждый мужчина выдержит монотонность и скрупулёзность ежедневного труда лаборанта. Мужчинам нужно мировые проблемы решать, а изучение крови и биоматериала возложено на нас, улыбается доктор Морозова. ».

Помогать людям

–Беседуя со специалистами Кардиоцентра, приходишь к мнению, что здесь подобрался коллектив очень целостных людей, у которых желания и принципы складываются в реальные поступки. Они верны своим ценностям, каждый из них выбирал путь в профессию осознанно, понимая и принимая все трудности, которые стоят за этим выбором. По большому счёту, таким людям можно только позавидовать – многие всю жизнь ищут предназначение, свой личный смысл, а кардиологи буднично спасают жизни и другой работы для себя не хотят. Старший ординатор, врач-кардиолог отделения с острым инфарктом миокарда Алёна Лысоченко продолжила династию врачей.

Фото: АиФ/ Виктор Крутов

– Меня часто спрашивают, не отговаривали ли меня родители от поступления в медицинский? Нет, не отговаривали. Просто предупреждали, что будет сложно. Но я с детства никаких других профессий для себя не рассматривала. И я хотела именно с пациентами работать, людей лечить, а не бумажки перекладывать. В Кардиоцентре я уже пятый год, начинала трудовую деятельность в больнице скорой помощи, в палате интенсивной терапии. Там я научилась всему. И никогда мне не хотелось перейти в более спокойное, плановое отделение – мне нравится именно неотложная кардиология. 

– Какими качествами должен обладать кардиолог, чтобы безукоризненно действовать в экстренных ситуациях?

– Нужно уметь принимать быстрые и правильные решения. Быть уверенным в себе и достаточно хладнокровным. Эти решения, действия и уверенность, конечно, базируются на знаниях. Необходимо постоянно обучаться, быть в курсе передовых современных методик – как отечественных, так и европейских. Мы постоянно участвуем в конференциях, сами переводим статьи ведущих специалистов нашей сферы и на деле применяем новые технологии. Мы должны научиться всему, что поможет спасти пациента, и овладеть этим в совершенстве. Другого не дано.

Вы позвонили в Кардиоцентр

–Если вам доводилось звонить в приёмную Алтайского краевого кардиологического диспансера, значит, вы заочно знакомы с документоведом Еленой Стафеевой. Она неофициальное «сердце» организации уже 20 лет.

Фото: АиФ/ Виктор Крутов

– Моя работа – это вспомогательное звено. А настоящее сердце, без которого невозможна работа Кардиоцентра – хирурги, врачи, анестезиологи, медсёстры, санитарки. На них держится и безупречно функционирует огромная организация. У нас очень сплочённый коллектив, настоящая команда. Если кто-то увольняется, переходит на другую работу или уезжает по семейным обстоятельствам, возникает чувство, что расстаёшься с очень близким человеком, другом. Работать здесь комфортно и, может быть, именно поэтому совершенно незаметно пролетели двадцать лет. 

–С Еленой Николаевной согласна руководитель юридического отдела Татьяна Нефёдова:

Фото: АиФ/ Виктор Крутов

– Да, здесь действительно работается комфортно, потому что люди в коллективе интеллигентные, профессиональные. Ранее я работала в комитете по здравоохранению города Барнаула, затем в Министерстве здравоохранения Алтайского края, потом меня пригласили сюда. Хотела временно, а получилось, что осталась надолго. 

–Моя работа очень интересная, и в большей степени она заключается не в подготовке документации, а в помощи людям. Потому что ко мне приходят пациенты и честно говорят: «Я пришёл ругаться!». А когда с ним поговоришь, то выясняется, что он долго сидел в очереди, ждал приёма, и ему показалось, что врач уделил ему слишком мало внимания. Ведь психологически время ощущается по-разному: в очереди, или когда с тобой беседует врач.

–Вот и приходится выслушивать человека, сглаживать конфликт, искать путь к его сердцу. Получается, что мы все здесь в Кардиоцентре – если не врачи, то немного психологи. И наше призвание – помогать людям. 



Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий
Газета Газета

Актуальные вопросы

  1. Как выбрать настоящее сливочное масло?
  2. Как садоводам обезопаситься от покупки поддельных семян?
  3. В Алтайском крае родился поросёнок-единорог?
  4. Когда многодетные мамы могут уходить на пенсию досрочно?
  5. Когда отключат аналоговое ТВ в Алтайском крае?
Самое интересное в регионах
Роскачество
В чем вы храните свои сбережения?