ЖАННА ЩУКИНА 0 234

Точка невозврата. Жертвы домашнего насилия отбывают немалые сроки за убийство

Эта поездка долго откладывалась. Оно и понятно, ведь в ИК-11 (второй женской исправительной колонии), куда я собиралась, большинство...

Барнаул, 16 апреля - АиФ-Алтай. Более того, осуждены они, как правило, за тяжкие и особо тяжкие преступления. По этой причине требовалась долгая и скрупулезная проверка личных данных собравшихся на эту «экскурсию»…

Наталья Шулепина, пресс-секретарь УФСИН, сразу предупреждает: – Из 239 заключенных половина отбывает срок за причинение тяжкого вреда здоровью или убийство. Контингент специфический…

Как-то сразу становится зябко в теплой машине.

Нас встречает наш будущий «экскурсовод» – Елена Зверева, замначальника по воспитательной работе и кадрам. Через КПП проходим «тройками».

Стандартная процедура проверки документов, контрольный вопрос о наличии сотового и – мы на территории колонии.

Берегите женщин…

Первый пункт – медсанчасть. Евгений Галкин, начальник медицинской части, проводит нас по кабинетам: «Гинеколог», «Стоматолог», «Психолог»… Здесь эти специалисты – необходимость.

фото globallookpress.com 

Евгений Галкин рассказывает: – Огромная часть осужденных имели контакт с наркотиками. По этой причине среди них много больных гепатитом, есть ВИЧ-инфицированные. При поступлении в колонию они проходят ряд обязательных обследований, после чего мы их пролечиваем. По возможности…

Следующий пункт – общежитие для заключенных. Внешний вид здания навевает тоску и погружает в состояние отчаяния: серая в три этажа «коробка», а вокруг – колючая проволока.

Возможно, именно в таких условиях начинаешь больше ценить свободу. Но очень уж сурово все это.

Что может быть хуже? Разлука с детьми... Одна из заключенных, бодро начав рассказывать о своем возможном УДО (условно-досрочном освобождении), срывается на плач, когда заходит разговор о детях… На первом этаже – отряд облегченных условий содержания.

Как объясняет Елена Зверева, называется он так из-за некоторых привилегий. Например, здесь у женщин есть возможность поспать часок днем.

Да и обстановка вполне комфортная: односпальные кровати, стены выкрашены в теплый оттенок. А главное, глаза женщин, в которых сквозь страдание проглядывает вымученная годами надежда. Второй этаж для заключенных из отряда с обычными условиями содержания, здесь все более аскетично.

Берегитесь женщин!

Поговорить с нами согласились только двое.

Светлана Савкина, молодая женщина, выглядит почти как девочка, но на свободе у нее двенадцатилетняя дочь. Света отбывает срок за умышленное убийство сожителя («второго гражданского мужа», как она его называет).

– Муж систематически избивал. Однажды терпение закончилось… – рассказала женщина. Выяснилось, что это второй срок Светланы. Первый она отбывала за нанесение тяжких телесных повреждений здоровью. Но! Другому человеку – первому мужу, отцу своей дочери!

Что заставило женщину, однажды пережившую череду побоев и унижений, и по-своему – зло и нелепо – отомстив обидчику, отбыв наказание, вновь выбрать в сожители тирана?

Выбрать и терпеть, терпеть. Долго терпеть. А потом, одним страшным днем убить сонного… До какой степени отчаяния надо дойти?

Убийственная жалость

Вере Родиной 58 лет. Она – техник-строитель. Грамотная, хорошо поставленная речь. Большие натруженные руки. Кто разглядит в них руки убийцы?

Вера отбывает срок за непредумышленное убийство. Но это уже второй срок. Первый она отбывала за хулиганство; за то, что, по ее словам, «разбила все стекла в доме первого мужа, когда тот отказался давать деньги на свадьбу сыну». После жизнь, казалось, стала налаживаться.

Вера Егоровна некоторое время даже занималась предпринимательством. А потом «одной стало тяжело». Тут и возник в ее жизни фатальный Он.

– Первое время было все хорошо, – рассказывает женщина. – Муж помогал мне. Почти не пил. Потом начал «прикладываться» к бутылке и распускать руки. Чем дальше, тем больше. Постоянно требовал деньги на выпивку. Бил по голове, подставлял нож к горлу, поджигал волосы… Один раз пообещал выковырять ножом глаз.

– Объясните, что заставляло вас терпеть? Дом – ваш. Дети – самостоятельные. Безумная любовь?

– Да нет. Жалость, скорее всего.

– А себя-то жалко не было?!

– После каждого такого избиения я пыталась выгнать его. Потом он вроде исправлялся. По крайней мере, каждый раз обещал, что больше такого не повторится.

– И?

– И всякий новый раз все повторялось.

Не зная, не видя…

Вера Родина продолжает: – В тот день он был сильно пьян и особенно зол. Требование денег, «стандартный набор» побоев… Как все произошло? Я даже в деталях и вспомнить не смогу.

фото globallookpress.com 

 

Он подошел ко мне с ножом сзади, я очень испугалась, сумела вырвать из его рук нож. А он тем временем сдавливал мое горло рукой. Не знаю, что случилось… Инстинкт самосохранения, что ли…

Я боялась, что он сейчас задавит меня. Стоя спиной к нему, воткнула нож. Не зная, не видя куда. И – все...

– Какой срок вам дали?

– Восемь лет за непредумышленное. Три с лишним года я отбывала наказание в ИК-6, в селе Шипуново. Однажды начальник колонии вызвал меня к себе и сообщил, что убили моего сына. Я потеряла сознание, упала на пол. Инсульт, меня парализовало. Потом меня перевели сюда, в Новоалтайск.

– Как долго вам еще здесь?

– Все произошло в 2009 году, в марте. Выходит, еще половину срока.

– Вас кто-то ждет на свободе?

– Да. Дети, внуки. Сестра живет далеко, в Германии, но тоже регулярно пишет и шлет посылки. Это очень поддерживает. Особенно морально.

– Ваш трагический опыт чему-то научил вас?

– Самое главное, что я хочу сказать женщинам, никогда не доводите ситуацию до точки кипения. Она может стать точкой невозврата. Если уж случилась такая беда – попался на вашем жизненном пути мерзавец, распускающий руки, уходите. Не раздумывая! И не смейте жалеть, прощать и верить!

Тот, кто ударил раз, ударит и во второй, только сильнее.

Трудно дышать

Выходим из здания притихшими и потрясенными. Высоченные стены, «коронованные» колючей проволокой, кажется, мешают дышать.

Кто-то спрашивает: «А почему на окнах с одной стороны есть решетки, а с другой стороны – нет? Не боитесь побегов?». И тут выясняется еще один поразительный факт.

Оказывается, по всей России со стороны женщин ни разу не было ни единой (!) даже просто попытки побега. Женщина, в чьей природе покорность и смирение, берет в руки нож и убивает! Как это возможно? Видимо, правда про точку кипения…

Коментарий эксперта

Ольга Казанцева, директор Краевого кризисного центра для женщин, говорит, что причин, по которым женщины живут с насильниками, много:

– Одним из объяснений принятия такого «жертвенного» образа жизни может быть модель поведения, которую будущая жертва видела в своей семье, когда была ребенком; где было приемлемым и нормальным, если отец поднимал руку на мать.

Что же касается вопроса о том, как остановить домашних тиранов, то ответ на него будет неопределенным до тех пор, пока не будет принят Закон о домашнем насилии, и агрессоры будут чувствовать безнаказанность.


Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий
Газета

Актуальные вопросы

  1. Поток трудовых мигрантов в Алтайский край не иссякает?
  2. Алтайский волейболист стал чемпионом Европы?
  3. «ЕР» ищет замену Лидии Громогласовой, руководителю местной ячейки в Бийске?
  4. Почему оппозиция не хочет признавать результаты досрочного голосования?
  5. Чем занимаются дети губернатора края Александра Карлина?
Самое интересное в регионах

Какая озвучка сериала "Теория большого взрыва" вам понравилась?